Ответственность руководителя унитарного предприятия

Статья 277 ТК РФ. Материальная ответственность руководителя организации

Ответственность руководителя унитарного предприятия

Руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации.

В случаях, предусмотренных федеральными законами, руководитель организации возмещает организации убытки, причиненные его виновными действиями. При этом расчет убытков осуществляется в соответствии с нормами, предусмотренными гражданским законодательством.

См. все связанные документы >>>

1. На руководителей организаций возлагается полная материальная ответственность за прямой действительный ущерб в силу закона. Положения КЗоТ предусматривали ответственность руководителей организации в пределах его среднего заработка.

Законодательное закрепление ответственности влечет ее наступление независимо от того, был ли собственником имущества заключен договор с руководителем организации о полной материальной ответственности. Такой договор в соответствии с Постановлением Минтруда России от 31 декабря 2002 г.

N 85 “Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности” может быть заключен с руководителями отдельных организаций.

Под прямым действительным ущербом согласно ст.

238 ТК понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение или восстановление имущества.

Материальная ответственность руководителя организации возникает при наличии ряда условий: противоправности его действий (бездействия), реального уменьшения наличного имущества работодателя или ухудшения указанного имущества, причинной связи между виновными действиями (бездействием) руководителя и наступившим ущербом, вины руководителя.

2. В случае причинения руководителем собственнику имущества убытков последний вправе потребовать их возмещения в случаях, предусмотренных федеральными законами.

Так, в соответствии со ст. 71 Федерального закона “Об акционерных обществах” общество или акционер (акционеры), владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества, вправе обратиться в суд с иском к единоличному исполнительному органу общества (директору, генеральному директору) о возмещении убытков, причиненных обществу.

Согласно Федеральному закону “Об обществах с ограниченной ответственностью” ООО или его участник праве обратиться в суд с иском о возмещении убытков, причиненных обществу единоличным исполнительным органом общества.

Согласно ст. 11 Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ “О коммерческой тайне” трудовым договором с руководителем организации предусматриваются его обязанности возместить организации убытки, причиненные его виновными действиями в связи с нарушением законодательства РФ о коммерческой тайне.

При необходимости расчета убытков ч. 2 комментируемой статьи прямо отсылает к гражданскому законодательству.

Согласно ст. 15 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Прямая ответственность за причинение убытков предусмотрена для руководителей унитарных предприятий. Так, ст. 25 Федерального закона “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” устанавливает, что руководитель унитарного предприятия при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах унитарного предприятия добросовестно и разумно.

Материальная ответственность руководителя исключается, если ущерб возник вследствие непреодолимой силы, нормального хозяйственного риска, крайней необходимости или необходимой обороны либо в иных случаях, предусмотренных действующим законодательством.

3. Руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации, вне зависимости от того, закреплено ли данное положение в трудовом договоре.

Источник: https://RuLaws.ru/tk/CHAST-CHETVERTAYA/Razdel-XII/Glava-43/Statya-277/

Уголовная ответственность руководителя

Ответственность руководителя унитарного предприятия

Согласно действующему уголовному законодательству за нарушение запретов и предписаний, адресованных юридическим лицам, осуществляющим экономическую деятельность, ответственность должно нести физическое лицо.

Последнее обозначается как руководитель организации (юридического лица) (ст. 176, 177, 189, 193, ч. 2 ст. 195, 196, 197, 199.2 УК РФ); учредитель (участник) юридического лица (ч. 2 ст. 195, 196, 197 УК РФ); собственник организации (ст. 199.

2 УК РФ); лицо, выполняющее управленческие функции в организации (ст. 199.2, 201 УК РФ).

В научной литературе и правоприменительной практике дискуссионным является целый ряд вопросов: кто именно выполняет управленческие функции, кого можно признать руководителем юридического лица, в какой роли выступают учредитель (участник) юридического лица, собственник организации?

Легальное определение лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, дается в примечании 1 к ст. 201 УК РФ. Существенным недостатком этой дефиниции является то, что она распространяется только на ст.

196 УК РФ, где отсутствует указание на лицо, выполняющее управленческие функции, но не охватывает другие статьи главы 22 УК РФ (например, ст. 199.2, п. “б” ч. 3 ст. 174 и 174.1, ч. 3 ст. 175 УК РФ и др.), которым присущ указанный спецсубъект.

В следственно-судебной практике это порождает трудности в определении признаков специального субъекта, на что указывают 59% участников проведенного нами опроса. Сказанное заставляет задуматься о необходимости редакционного уточнения примечания 1 к ст. 201 УК РФ.

В доктрине уголовного права к лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческих или некоммерческих организациях, обычно относят лиц, являющихся: единоличным исполнительным органом организации или его заместителем; руководителем коллегиального исполнительного органа организации или его заместителем; членом коллегиального исполнительного органа организации; руководителями филиалов, представительств, дочерних предприятий, руководителями структурных подразделений и их заместителями, бухгалтерами, руководителями участков работ и иными служащими коммерческих и некоммерческих организаций, управленческие функции которых связаны с правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения.

В целом следует согласиться с этим перечнем, поскольку в организации существует разделение труда и за различные направления ее деятельности отвечают разные управленцы.

Заметим, однако, что установлению субъекта конкретного преступления должно предшествовать изучение его компетенции (прав и обязанностей), которая может быть определена законами, иными нормативными актами, учредительными документами, договором, приказом, служебной инструкцией.

Поэтому приведенное выше широкое понимание руководителя организации не годится для случаев, когда его признаки четко определены в базовом законодательстве. Пример тому – ст. 2 Федерального закона от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ “О несостоятельности (банкротстве)”.

Данное в этой норме определение не позволяет рассматривать в качестве руководителя организации как субъекта криминальных банкротств (ч. 2 ст.

195, 196, 197 УК РФ) лиц, не являющихся единоличным исполнительным органом юридического лица или руководителем коллегиального исполнительного органа, а также иным лицом, осуществляющим в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

Противоправные деяния управленцев, не соответствующих этим требованиям, могут при наличии необходимых обстоятельств квалифицироваться по ст. 201 УК РФ.

Кстати говоря, критически следует оценить и указание на руководителя организации как субъекта преступлений, предусмотренных ст. 176, 177, 189, 193 УК РФ.

Это делает указанные статьи казуистичными и заставляет применять общую норму (ст.

201 УК РФ) в случаях, когда эти экономические преступления совершаются лицами, выполняющими управленческие функции, но не обладающими признаками руководителя.

Некоторые ученые предлагают относить к лицам, выполняющим в коммерческих и некоммерческих организациях управленческие функции, участника; собственника организации.

На наш взгляд, участники юридического лица могут участвовать в управлении делами хозяйствующего субъекта либо входя в состав исполнительных органов (например, коллегиальный или единоличный исполнительный орган), либо как полные товарищи, самостоятельно осуществляя управление и ведение дел в товариществе, либо при ании на общем собрании и в наблюдательном совете.

Первая ситуация, когда участники юридического лица отвечают за ведение его дел, входя в исполнительные органы, позволяет признать их лицами, выполняющими управленческие функции (руководителями).

Во второй ситуации (п. 2 ст. 53, 71, 72, 84 ГК РФ) законодатель также фактически приравнивает участников юридического лица к его исполнительным органам (руководителям). Так, управление деятельностью полного товарищества осуществляется по общему согласию всех его участников без специального избрания или назначения руководителя (ч. 1 ст.

71 ГК РФ), ведение дел такого товарищества может осуществляться одним, некоторыми, всеми участниками (ч. 1 ст. 72 ГК РФ). Аналогичный порядок управления предусмотрен и в товариществе на вере (ст. 84 ГК).

Управление деятельностью товарищества на вере и ведение его дел являются исключительной прерогативой полных товарищей и подчинены правилам о полном товариществе (ст. 71, 72 ГК РФ).

Ситуация, когда участники реализуют свое право на управление в рамках высших органов управления юридическим лицом, голосуя на общих собраниях, в советах директоров (наблюдательных советах), оценивается в доктрине уголовного права неоднозначно.

Совершенно очевидно, что организационные полномочия участников юридического лица (см., напр., ст. 32, 33, 39, 40, 41, 46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью” с изм. и доп.), ст. 47, 48, 64, 66, 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ “Об акционерных обществах” с изм. и доп.

) позволяют им оказывать влияние на исполнительные органы организации (руководителя), определять их действия. Результаты криминологических исследований свидетельствуют, что нередко руководитель организации совершает противоправные деяния (заключает убыточные сделки, направленные на создание неплатежеспособности, подает заявление должника с целью введения в заблуждение кредиторов и т.п.

) под давлением участников, входящих в совет директоров.

В то же время участники юридического лица осуществляют управленческие полномочия административно-хозяйственного характера, давая обязательные для исполнения руководителем организации указания о совершении конкретных сделок. Так, ст. 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г.

N 208-ФЗ “Об акционерных обществах” установлен особый порядок совершения обществом крупных сделок, связанных с приобретением или отчуждением имущества. Крупная сделка должна быть одобрена советом директоров (наблюдательным советом) или общим собранием акционеров. Аналогичное правило установлено в ст.

46 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ “Об обществах с ограниченной ответственностью”.

При этом криминологические исследования показывают, что весьма распространенное явление – деятельность участников (учредителей) по проведению решений, выгодных для них лично, а не для организации в целом и миноритарных акционеров.

Таким образом, участники юридического лица обладают управленческими полномочиями (как организационно-распорядительными, так и административно-хозяйственными) и способны использовать их вопреки интересам юридического лица.

Именно по этим причинам они признаны субъектами криминальных банкротств (ч. 2 ст. 195, 196, 197 УК РФ).

В тех случаях, когда участник организации склоняет к совершению иного экономического преступления руководителя, главного бухгалтера (бухгалтера) организации или иных сотрудников этой организации, он должен отвечать в зависимости от содеянного им как организатор, подстрекатель либо пособник по соответствующей части ст. 33 УК РФ и соответствующей статье главы 22 УК РФ.

Не меньше споров вызывает и фигура собственника организации как субъекта злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ) и некоторых преступлений в сфере экономической деятельности (ст. 195, 196, 197 УК РФ в ранее действовавшей редакции, ныне – ст. 199.2 УК РФ).

По мнению ряда ученых, указывая в уголовно-правовых нормах собственников организаций, законодатель, вероятно, тем самым пытался включить в круг субъектов рассматриваемых преступлений физических лиц – учредителей (участников, членов).

Мы полагаем, что отождествление понятий “учредитель (участник) организации” и “собственник организации” допустимо лишь применительно к унитарным предприятиям (ст. 113 ГК РФ) и учреждениям, финансируемым собственником (ст. 120, 296 ГК РФ).

Их учредители (участники) в связи с участием в образовании имущества государственных и муниципальных унитарных предприятий, а также финансируемого собственником учреждения могут иметь право собственности или иное вещное право (п. 2 ст. 48 ГК РФ).

К ним относятся государство, субъекты РФ или муниципальные образования, являющиеся учредителями унитарных предприятий (ст. 113 ГК РФ), а также юридические лица, финансирующие учреждения (ст. 120, 296 ГК РФ).

Следует признать ошибочным мнение тех авторов, которые считают, что вопрос о собственнике имущества в контексте уголовного права рассматриваться не может.

Собственник имущества унитарного предприятия обладает широкой компетенцией. В частности, согласно ст. 20 Федерального закона от 14 ноября 2002 г.

N 161-ФЗ “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” собственник имущества: назначает на должность руководителя унитарного предприятия; согласовывает прием на работу главного бухгалтера унитарного предприятия; утверждает бухгалтерскую отчетность и отчеты унитарного предприятия; дает согласие на распоряжение недвижимым имуществом, а в случаях, установленных федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или уставом унитарного предприятия, – на совершение крупных и иных сделок, например сделок, в совершении которых имеется заинтересованность, и др. Полномочия руководителя унитарного предприятия и финансируемого учреждения достаточно сильно ограничены (ст. 18, 23 и др. Федерального закона “О государственных и муниципальных унитарных предприятиях” от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ, ст. 120, 298 ГК РФ).

По общему правилу собственник имущества не отвечает по обязательствам юридического лица, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам собственника (п. 3 ст. 56 ГК РФ).

Однако в случаях, если собственник имущества дает обязательные для этого юридического лица указания либо иным образом имеет возможность определять его действия, на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам (п. 3 ст. 56 ГК РФ, п. 4 ст. 10 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”).

В этой связи спорным представляется решение законодателя, исключившего из диспозиций в ч. 1 ст. 195, 196, 197 УК РФ термин “собственник”.

Как уже отмечалось, отождествление понятий “учредитель (участник) организации” и “собственник организации” возможно лишь применительно к унитарным предприятиям и финансируемым учреждениям, а то обстоятельство, что в п. 4 ст.

10 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” они упомянуты в качестве самостоятельных фигур, может породить у правоприменителей сомнение в допустимости привлечения представителей собственников к ответственности за криминальные банкротства.

Однако нельзя не отметить, что привлечение к уголовной ответственности участников или собственников юридического лица за злоупотребление служебными полномочиями (ст. 201 УК РФ) и преступления, предусмотренные главой 22 УК РФ, довольно проблематично.

Во-первых, чаще всего участники (например, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций общества, собственник имущества унитарного предприятия) оказывают воздействие на исполнительные органы, не оформляя свои указания официально.

Во-вторых, даже если участники дают обязательные для исполнительных органов официальные указания, проводя выгодные для них лично, а не для организации в целом решения, они принимают их коллегиально, в том числе и путем тайного ания.

Поэтому гораздо эффективнее выглядит в этих случаях уголовная ответственность юридического лица, предусмотренная законодательствами многих зарубежных стран.

Витвицкая С.С.

Источник: https://www.urprofy.ru/ugolovnaya-otvetstvennost-rukovoditelya

Полномочия руководителя унитарного предприятия и его ответственность

Ответственность руководителя унитарного предприятия

Руководитель унитарного предприятия (директор, генеральный директор) является единоличным исполнительным органом унитарного предприятия. Он назначается собственником имущества унитарного предприятия и подотчетен ему.

Руководитель унитарного предприятия действует от имени унитарного предприятия без доверенности, в том числе представляет его интересы, совершает в установленном порядке сделки, утверждает структуру и штаты унитарного предприятия, осуществляет прием на работу работников, заключает с ними, изменяет и прекращает трудовые договоры, издает приказы, выдает доверенности. Он же организует выполнение решений собственника имущества унитарного предприятия.

Руководитель унитарного предприятия не вправе быть учредителем (участником) юридического лица, занимать должности и заниматься другой оплачиваемой деятельностью в государственных органах, органах местного самоуправления, коммерческих и некоммерческих организациях, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности, заниматься предпринимательской деятельностью, быть единоличным исполнительным органом или членом коллегиального исполнительного органа коммерческой организации, за исключением случаев, если участие в органах коммерческой организации входит в должностные обязанности данного руководителя, а также принимать участие в забастовках. Руководитель унитарного предприятия подлежит аттестации в порядке, установленном собственником имущества унитарного предприятия.

Руководитель унитарного предприятия отчитывается о деятельности предприятия в порядке и в сроки, которые определяются собственником имущества унитарного предприятия.

В случаях, предусмотренных федеральными законами и изданными в соответствии с ними правовыми актами, в унитарном предприятии могут быть образованы совещательные органы (ученые, педагогические, научные, научно-технические советы и другие). Уставом унитарного предприятия должны быть определены структура таких органов, их состав и компетенция.

Руководитель унитарного предприятия при осуществлении своих прав и исполнении обязанностей должен действовать в интересах унитарного предприятия добросовестно и разумно. Он несет ответственность за убытки, причиненные унитарному предприятию своими виновными действиями (бездействием), в том числе в случае утраты имущества унитарного предприятия.

Собственник имущества унитарного предприятия вправе предъявить иск о возмещении убытков, причиненных унитарному предприятию, к руководителю унитарного предприятия.

Порядок совершения сделок с заинтересованностью, крупных сделок и заимствований денежных средств

Сделки с заинтересованностью

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность руководителя унитарного предприятия, не может совершаться унитарным предприятием без согласия собственника имущества унитарного предприятия.

Руководитель унитарного предприятия признается заинтересованным в совершении унитарным предприятием сделки в случаях, если он, его супруг, родители, дети, братья, сестры и (или) их аффилированные лица:

– являются стороной сделки или выступают в интересах третьих лиц в их отношениях с унитарным предприятием;

– владеют (каждый в отдельности или в совокупности) двадцатью и более процентами акций (долей, паев) юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с унитарным предприятием;

– занимают должности в органах управления юридического лица, являющегося стороной сделки или выступающего в интересах третьих лиц в их отношениях с унитарным предприятием.

Руководитель унитарного предприятия должен доводить до сведения собственника имущества унитарного предприятия информацию:

– о юридических лицах, в которых он, его супруг, родители, дети, братья, сестры и (или) их аффилированные лица:

– владеют двадцатью и более процентами акций (долей, паев) в совокупности;

– о юридических лицах, в которых он, его супруг, родители, дети, братья, сестры и (или) их аффилированные лица занимают должности в органах управления;

– об известных ему совершаемых или предполагаемых сделках, в совершении которых он может быть признан заинтересованным.

Сделка, в совершении которой имеется заинтересованность руководителя унитарного предприятия и которая совершена с нарушением требований, предусмотренных законом, может быть признана недействительной по иску унитарного предприятия или собственника имущества унитарного предприятия.

Крупные сделки

Крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более десяти процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда.

Стоимость отчуждаемого унитарным предприятием в результате крупной сделки имущества определяется на основании данных его бухгалтерского учета, а стоимость приобретаемого унитарным предприятием имущества – на основании цены предложения такого имущества.

Решение о совершении крупной сделки принимается с согласия собственника имущества унитарного предприятия.
Заимствования денежных средств

Заимствования унитарным предприятием могут осуществляться в форме:

– кредитов по договорам с кредитными организациями;

– бюджетных кредитов, предоставленных на условиях и в пределах лимитов, которые предусмотрены бюджетным законодательством Российской Федерации.

Государственное или муниципальное предприятие вправе также осуществлять заимствования путем размещения облигаций или выдачи векселей.

Унитарное предприятие вправе осуществлять заимствования только по согласованию с собственником имущества унитарного предприятия.

Источник: https://megaobuchalka.ru/6/49745.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.